Industra опыт

Industra опыт

Банк возвращается на рынок финансовых услуг

После более чем двухлетней перестройки Industra Bank с индивидуальным отношением и счётом для доходов от хозяйственной деятельности вступил в конкурентную борьбу за клиентов в сегменте финансовых услуг. Об этом в интервью Dienas Bizness рассказывает председатель правления Industra Bank Райвис Каканис.

Он признаёт, что изначально перед ним стоял большой вызов: дело было не в том, чтобы увидеть свет в конце тоннеля, – нужно было найти сам тоннель, в конце которого увидеть свет. Однако достигнутые на сегодня результаты подтверждают правильность принятых решений.

Какова был ситуация, когда вы стали председателем правления банка?

Я могу только удивляться отваге акционеров Юрия Адамовича, Андиса Клявиньша и Ральфа Калниньша и их желанию перенять под свой контроль банк, стоимость которого на тот момент была даже не равной нулю, а негативной. Почему? Потому что AS Meridian Trade Bank (таким было на тот момент название банка, до этого SMP bank, ещё ранее AS Multibanka, который был основан на основе Латвийского филиала Банка внешнеэкономических связей СССР, который после национализации стал Отделением внешнеэкономических операций Банка Латвии) вплоть до капитального ремонта латвийской финансовой системы, причиной которого стал доклад Министерства финансов США о рисках легализации средств, полученных преступным путём, работал почти что только с иностранными клиентами, оказывая им финансовые услуги, которые после изменения нормативных актов Латвии юридически не были запрещены, но практических осуществлять их было почти невозможно. Новые акционеры банка на 180 градусов изменили стратегию работы банка, продвигая его как банк, доступный для малого и среднего латвийского бизнеса и понимающий их нужды поставщик финансовый услуг. То, что таких предприятий местного капитала, которые недостаточно оценены и которых не слишком-то ждут в крупных банках, достаточно много, доказывает и успешная деятельность Industra Bank по выдаче кредитов местным малым и средним предприятиям.

В то же время, для успешного привлечения клиентов – целенаправленной работы над привлечением потенциальных заёмщиков кредитов – первоначально в банке, работавшем до этого преимущественно с нерезидентами, фактически отсутствовала команда, которая могла бы этим заниматься, и такую команду нужно было создать. В своё время так и было – банк работал с теми, кто сам приходил в банк и интересовался возможностями кредитования, а не банк работал над привлечением таких потенциальных заёмщиков из среднего и малого бизнеса. К сожалению, и решения информационно-коммуникационных технологий в банке оставались в прошлом, соответствуя уровню конца прошлого или начала этого века, с их помощью было невозможно обслуживать клиентов. Поэтому параллельно упомянутой работе по изменению курса деятельности банка дополнительно пришлось осуществлять масштабные инвестиционные проекты в сферу ИТ, включая новый интернет-банк, новые продукты и удобства. Цифровизация банковских продуктов и каналов их продаж уже к настоящем моменту доказала своё значение. В 2021 году банк больше занимался перестройкой – переходом на новую модель бизнеса, параллельно производят реструктуризацию баланса, в котором была проведена инвентаризация активов: генерирующие доходы активы были отделены от таких, которые требовали расходов и не приносили доходов. Как бы парадоксально не звучало, но именно пандемия Covid-19 для находящегося в процессе перестройки и перемен банка дала неожиданный, ошеломительно положительный рывок вперёд. А именно, выросло желание людей приобретать различное недвижимое имущество, и в тот момент у банка был сравнительно большой портфель перенятых объектов собственности, от которых банк желал освободиться. Таким образом в выигрыше оказался и банк, и желающие купить недвижимость.

Что вы предлагаете среднему и малому бизнесу Латвии?

Прежде всего, перестройка банка полностью ещё не завершена, но уже сейчас мы проактивно предлагаем среднему и малому бизнесу различные финансовые услуги. С 1 октября мы будем единственным банком в Латвии, который ведущим хозяйственную деятельность субъектам будет предлагать услуги счёта для доходов от хозяйственной деятельности. Это будет наше подтверждение о поддержке малого бизнеса не только на словах, но и реальными делами. Допускаю, что в ближайшее время никакой другой банк услуг счёта для доходов от хозяйственной деятельности не предложит. В базе нормативных актов уже с 2022 года для удобства малого бизнеса предусмотрен счёт для доходов от хозяйственной деятельности, из приходящих на него денег автоматически вычитается налог (ставка налога для годового оборота до 25 000 евро в гол – 25 %, а для доли оборота, которая превышает 25 000 евро в год – 40 %), и до сих пор ни один банк такого счёта не разрабатывал.

Самое важное – чтобы предлагаемый инструмент для предпринимателя был удобен в использовании и приносил ему практическую пользу. В Латвии более 30 000 лиц, ведущих хозяйственную деятельность, и если они не будут видеть свою выгоду, то и не будут выбирать и использовать услуги счёта для доходов от хозяйственной деятельности. Для банка это возможность привлечь новых клиентов, но вместе с тем это и большой вызов. Скорее всего, разработанное решение счёта для доходов от хозяйственной деятельности совместно с пользователями этой услугой и в сотрудничестве с налоговой администрацией и Ассоциацией финансовой отрасли ещё будет шлифоваться и дорабатываться. Идея счёта для доходов от хозяйственной деятельности родилась в Министерстве финансов и Службе государственных доходов, однако решения заимствованы из-за границы и приспособлены для латвийской ситуации. Ещё, поддерживая беженцев с Украины, мы отозвались на призыв Банка Латвии менять Украинскую гривну на евро, что делаем бесплатно.

Почему в такое время перемен Industra Bank решил перенять активы и обязательства PrivatBank?

Если создана машинерия, то нужен дополнительный бензин, и быстрее всего его можно получить, присоединив, переняв какой-либо банк, у которого есть клиенты. Переговоры с собственниками PrivatBank начались несколько раньше, однако, несомненно, сроки осуществления такой сделки о перенятии ускорило экономическое давление, ибо финансовые показатели PrivatBank были нерадостными – каждый месяц приносил убытки. Сделка была проведена в невиданно короткий для банковского сектора срок – за четыре месяца. Нормально этот процесс должен был бы продолжаться от шести до девяти месяцев. Всё лето 2022 года было жарким временем не только метеорологически, но и для работников банка, так как оценка активов и пассивов PrivatBank, перенятие портфеля клиентов – это не те мероприятия, которые можно выполнить нажатием одной кнопки. Перенятие PrivatBank принесло Industra Bank расширение его клиентской базы. А именно: если прежде Industra Bank работал примерно с 16 000 частными лицами, то теперь их стало уже 21 000, а количество юридических лиц (коммерческих структур) увеличилось с примерно 1000 до 1300. В свою очередь активы Industra Bank со 190 млн евро выросли до 280 млн евро. Чтобы такой рост осуществить без перенятия PrivatBank, были бы необходимы многие месяцы, может быть, даже годы. В результате активы Industra Bank после выдачи новых кредитов к концу этого года достигнут 300 млн евро. Однако объём активов для нас не самоцель, поскольку самое большое внимание мы уделяем прибыльности активов.

Кто же в нынешней ситуации – при сравнительно высоком уровне инфляции, во время войны на Украине, когда завтрашний день спрогнозировать не может никто – приходит за кредитами?

Спрос на кредитные ресурсы по-прежнему большой, так как для развития бизнеса всегда нужны деньги, которых предприятиям местного капитала по большей части не хватает. Есть предприниматели, которые первоначально обходят банки большой четвёрки, но те по каким-то причинам потенциального заёмщика выбраковывают, потому что в кредитную политику больших банков не входит финансирование предприятий конкретного размера или работающих в конкретной модели бизнеса или потому что сделки потенциального заёмщика (например с партнёрами на Востоке или даже в Восточной или Центральной Европе) и возможные решения требуют основательного углубления в ситуацию – работы, которую большие банки делать не желают или выполнение которой требует долгого времени, да и расходы на неё сравнительно велики. Латвийские условно крупные предприятия на европейском уровне ничего больше чем средние предприятия собой не представляют, а наш местный средний бизнес в европейском масштабе не что иное как микропредприятия. Поэтому с точки зрения владельцев больших банков - их материнских компаний они особого интереса не представляют, хотя, возможно, и перспективные.

Ещё одна категория предприятий, которые становятся потенциальными клиентами Industra Bank, – это те, которые по каким-то причинам чувствуют себя недооценёнными, которые желают более тесных отношений с банком, а не разговора с автоответчиком или с собеседником, который меняется в порядке очереди (насколько бы это решение не позволяло увеличить количество обслуживаемых клиентов). Понимающее и неконвенциональное отношение – это один из краеугольных камней банка в деле привлечения новых клиентов, особенно в бизнес-сегменте. Конечно, в этом контексте большое значение имеет тот факт, что акционерами банка являются местные предприниматели, которые понимают специфические нюансы развития местного рынка и местных предпринимателей, на исследование и выяснение которых большие банки, вероятно, не имеют желания тратить ни время, ни ресурсы. Это не означает, что Industra Bank раздаёт кредиты всем направо и налево, но то, что банк старается углубиться в специфические нюансы бизнеса потенциальных клиентов, оценивая баланс, расчёт прибыли/убытков, также репутацию и т.д. Ключевое слово для кредитования – надёжность заёмщика.

Самый большой объём кредитов сейчас выдан именно на создание промышленных помещений – складов, производств, – а также на аренду коммерческих площадей как от юридических, так и от физических лиц. В ситуации, когда растут цены строительных материалов, расходы на строительство, когда под влиянием санкций существенно дорожает металл, самую большую выгоду получили девелоперы промышленных помещений – потому что у этих объектов собственности выросла рыночная стоимость (соответственно и у проектов по их созданию), а значит и у банка как займодателя меньше переживаний.

Не вырос ли сейчас в сегменте недвижимого имущества риск того, что помещения станут более пустыми, поскольку цифровизация дала возможность работать удалённо, к тому же прирост цен на энергоресурсы может сделать их арендаторов неплатёжеспособными?

Такой риск больше относится к офисным помещениям, в то время как в промышленном секторе – производителям – нужны складские помещения, как для сырья, так и для готовой продукции, и, конечно, сами производства, которые пока что удалённо не работают. То, что спрос на офисные помещения может уменьшится, подтверждает даже опыт Industra Bank, где примерно половина сотрудников работают из дома. Пока я не вижу ни одного аргумента, почему удалённая работа там, где это возможно, не должна становиться обыденностью. За время пандемии многие сотрудники привыкли работать удалённо, и такая работа была даже более продуктивной, чем в бюро. Допускаю, что то время, когда все сотрудники каждый день приходили на работу, чтобы работать, пришло к концу.

Несомненно, если вокруг уже построено очень много складов и количество жителей в Латвии продолжает снижаться, к тому же инфляция съела покупательскую способность многих людей, то может возникнуть вопрос, что же именно и для каких рынков в них будет храниться, когда восточные рынки – Россия и Беларусь – закрыты из-за установленных ЕС санкций. Движение товаров с востока на запад и в противоположном направлении уменьшилось или же остановилось полностью на многие годы. Индустриальные постройки в портах – ещё один сегмент недвижимого имущества, у которого в настоящей ситуации может присутствовать существенный дефект – не грузов из России. Но может быть и обратный эффект, например, в форме зернового терминала, который можно использовать для перевалки зерновых культур, выращенных в Латвии и соседних Балтийских странах. Работающие в этом сегменте могут включиться и в логистическую цепь поставок зерна с Украины в Северную Европу. Также портовые терминалы в Латвии могут использовать заинтересованность Польши в перевалке каменного угля.

Не только в Европе, но и во всём мире выросла неопределённость. Влияет ли она на деятельность банков, увеличивает ли риски?

То, что рынки акций медленно падают, центральные банки стран увеличивают ставки рефинансирования, которые делают кредиты более дорогими – как уже выданные, так и те, которые будут предоставляться в перспективе, – оказывает влияние на многие сегменты, в частности, и на деятельность банков. Конечно, чаще всего прогнозируется, что увеличится количество тех заёмщиков, которые не смогут расплатиться с займодателем, однако практически не говорится о другой грани происходящего, а именно, что за 14 лет, в течение которых Европейский Центральный банк поддерживал негативные ставки, у банков образовались большие накопления ликвидности. В Латвии они составляют более 6,5 миллиардов евро, за хранение этих денег банки ещё должны были доплачивать (0,5 % от суммы Банку Латвии). Если Европейский Центральный банк установит положительную ставку, то банкам больше не придётся доплачивать за хранение денег и таким образом они станут более прибыльными. Частные инвесторы имеют возможность размещать свои деньги на рынке ценных бумаг, где облигации всех стран продаются с положительной процентной ставкой. В известной мере, в течение последних 14 лет банковский сектор находился в своего рода безвыходной ситуации, так как на государственном уровне осуществлялась политика содействия экономическому росту путём печатания денег в огромных объёмах. Поэтому в имеющихся условиях я даже не понимаю, как Европейский Центральный банк мог бы остановить инфляцию.

Вызванный пандемией кризис отличается от тех, какие были до этого, так как производители вышли из него с большей прибылью, чем та, что была перед ним. Исторически производственники многих отраслей достигли наивысших показателей прибыли. Конечно, такой результат частично объясняется тем фактом, что сырьё покупалось по старым – докризисным ценам, а товары реализованы уже с дополнительной, дополнительной наценкой кризисного времени. Сохранятся ли эти показатели прибыли на таком же уровне, покажет время. Однако производственники в целом хорошо приспособились к новым условиям, потому что сбалансировали свои доходы с расходами, и потому нет оснований думать, производителей какой сферы новая ситуация поставит в безвыходную ситуацию. Предприниматели всегда приспосабливаются к ситуации, какой бы плохой она не была, и находят способы, как в таких ситуациях не только выживать, но и даже развиваться.

Да, у энергоёмких предприятий, у которых в себестоимости велика доля энергоресурсов, другая ситуация, так как энергию нельзя купить в аванс – зарезервировать на следующий год, поэтому они могут некоторое время быть вынуждены работать с убытками, прекращать производство каких-либо продуктов или даже на какое-то время останавливать завод. Ни один из выборов не является особо хорошим. Часть производителей определённо поменяет рынок сбыта или рынок поставок сырья, особенно это относится к тем, которые работают на рынках России и Беларуси. Следует учитывать, что даже если сохранится хотя бы небольшой поток товаров в и из России, большие латвийские банки от обслуживания таких сделок отказались, потому что проверка сделок производится мануально, создать автоматизированные системы проверки, которые проверяли бы каждую сделку, невозможно, и поэтому эта процедура дорогая и требует много времени. В свою очередь малые банки стараются в рамках своих возможностей обслужить такие сделки, однако затраченные на их оценку ресурсы дороже, чем возможная комиссионная плата, при этом ещё дополнительно существует риск, что при проверке будет констатировано, что что-то не так, как указано в документах, и это нечто может создать угрозу для дальнейшей деятельность банка, потому банки отказываются от обслуживания таких сделок всё чаще. Таким образом часть предприятий, которые сравнительно тесно работали с восточными странами, сейчас вне рынка или же ищут возможности оформлять сделки в других банках Европейского Союза.

Текст Māris Ķirsons

Открой счет и подай заявку на платежную карту !